Иллюзия выбора…
Фендом: Vampire Knight
Автор: Lady Shadow-Darkness
Бета: Словарь
Пейринг: Канамэ/Зэро
Рейтинг: вроде бы NC-17
Жанр: ЯОЙ, Флафф.
Состояние: закончен
От автора: сиквел к «Выбирай». Стих в тексте мой.
Предупреждение: криворукое творение косноязычного автора.

Воск упал со свечи на паркет.
На губах чья-то кровь, вновь… опять…
Я прожил сотни, тысячи лет
И уже не хочу убивать…
Мне хозяйка – крылатая Тьма.
Я проспорил ей жизнь и любовь.
Догорает свеча у окна,
На паркет теперь капает кровь.
Я тянулся к тебе так давно…
Поклонялся и боготворил.
Твоя кровь пьянит словно вино
И сдержаться нет больше сил.
Я закроюсь от мира стеной,
Пусть шаманы стучат в барабан!
Если надо восстану войной,
Но тебя никому не отдам!


Юуки, шатаясь от усталости, проводила обход территории академии. Завтра предстоял еще один сумасшедший день сдачи зачетов, и не менее сумасшедшая ночь по отлову ярых фанаток ночного класса, вот уже неделю повадившихся каждую ночь добывать трофеи. Трофеи были разные от фотографий до предметов личного обихода своих кумиров. Куран каждый день жаловался директору, что у его подопечных постоянно исчезают расчески, зубные щетки, галстуки от школьной формы. Но когда парочка экзальтированных девиц похвасталась разодранной формой ночного класса собственноручно отнятой у Шиаои Сэнри по пути к «Лунному общежитию», а последующий скандал, который закатил Канамэ, только подлил масла в огонь, директор понял, дальше так продолжаться не может! Недолго думая, он вызвал к себе стражей школы, разъяснил (насколько мог) ситуацию и отправил на дежурство. И вот уже третьи сутки почти без сна, Юкки таскалась по территории всей академии в поисках нарушительниц порядка.
«Уже месяц прошел после того как я вернулась из больницы, но болезнь все еще немного дает о себе знать. Например, мне кажется, что Зэро стал еще больше ненавидеть Канамэ-сэмпая. А когда я спрашиваю почему – краснеет, отворачивается и говорит, что ему надо на дежурство… вне зависимости времени суток. Спрашиваю у папы – в ответ получаю нервный смех и заверения что все хорошо… А спросить у Канамэ-сэмпая, я как-то не решаюсь, хоть и вижу его задумчивый взгляд в сторону бледнеющего Зэро. Интересно, что же случилось пока я болела?» -- в очередной раз думала Юуки проходя мимо учебного корпуса ночного класса.

Ханабуса Айдо стоял на берегу озера в окружении нескольких поклонниц из дневного класса. Когда Зэро бесшумно выскользнул из темноты.
-- А это Ичижоу в гостиной… -- услышал он голос вампира. – Это Акатсуки в кровати, это он же в душе.
От просмотра этих фоток девушки пытались тихо визжать и падали в обморок.
-- А вот главная жемчужина сегодняшнего дня – ручка сломанная Канамэ-самой когда он увидел как Юуки обнимает Зэро!
-- Фуууу, этот противный Кирию. Вечно лезет куда не надо. – сказала одна из девушек.
-- Что вы здесь делаете? – голос стража замораживал покруче льда Ханабусы. – Назовите свои имена и классы и можете возвращаться в общежитие, а ты Айдо пойдешь со мной к директору.
-- Это почему еще? – оскалился вампир после того как девушки ушли.
-- Потому что я так сказал! – Зэро оскалился в ответ.
-- Я думаю, что не надо тревожить директора в столь позднее время. Я сам позабочусь о его наказании и напишу Кайену полный отчет. Ты не против Кирию? – из-за спины стража появился Куран и, окинув парня задумчивым взглядом, добавил. – Хотя я бы хотел кое-что обсудить и с тобой тоже. Зайди ко мне завтра после уроков.
Зэро как обычно это бывало, в последнее время, немного побледнел и потянулся к пистолету. В то время как воспоминание об «обсуждении графика дежурств» настойчиво стояло перед глазами. По спине вновь поползли мурашки. Кирию помотал головой разгоняя непрошеные мысли.
-- А больше ты нечего не хочешь? – воинственно спросил он.
Глава «лунного общежития» заметил состояние стража и порочно улыбнувшись в мгновение оказался рядом с парнем зашептав ему в ухо:
-- Ты обязательно узнаешь все, что я хочу. Обещаю…
Отстраняясь, как бы невзначай, лизнул мочку и слегка прикусил. Зэро будто током ударило.  Но Канамэ уже повернулся к нему спиной и бросив на Айдо, который стоял с вытаращенными глазами и открытым ртом, недовольный взгляд, сказал тоном не предвещающим ничего хорошего:
-- Что же касается тебя Ханабуса, разберемся в общежитии.
И оба вампира растворились в ночи. А Кирию еще минут пять не мог заставить свое непослушное тело двигаться и перестать дрожать.

Зэро был ужасно зол, выходя из кабинета директора.
«Долбаные вампиры!... Вампир… Упырь!!! Как он достал! То постоянные намеки, издевки, заигрывания! Теперь вот это… Почему я должен идти к нему в комнату посреди ночи!?! Что он хочет обсудить?! Какой еще перевод в «ночной класс»?» -- бесился про себя Кирию…
Парень понимал, что после того случая месяц назад в его ненависти что-то изменилось. Не так чтоб сильно, но какой-то кирпичик в стене, которой он себя окружил, был сдвинут, и теперь эта стена рушилась, а парень чувствовал себя в ловушке между своими желаниями и местью. А еще он понимал, что его загоняют в западню заставляя делать то, что ему не нравиться… или нравиться.… Вот уже месяц это дилемма не давала ему покоя.

Куран сидел в кресле перед камином и задумчиво улыбался, глядя на огонь. Перед началом дежурства стражей он зашел к Кайену с отчетом о вчерашнем инциденте, и тонко намекнул, что хотел бы поговорить с Кирию сегодня после уроков «ночного класса» по поводу его перевода из «дневного класса» в класс вампиров. Расчет был прост: для директора это была веская причина посещения стражем «лунного общежития». Кирию просто не сможет не придти или и вправду окажется переведенным в ненавистный класс. Юуки ничего не узнает, т.к. из-за дежурства и усталости времени на вопросы не будет. А самое главное – здесь ему никто не сможет помешать закончить начатое месяц назад. При воспоминании о том вечере Канамэ заерзал в кресле.
«Кто ж знал, что малыш окажется таким сладким? Да и целовать его было приятно. Пусть и насильно. Но когда он начал отвечать…» -- Канамэ тихо застонал и почувствовал что в штанах ему стало тесно. – «Так! Играй гормон, будет потом. Когда Кирию придет. А сейчас в душ и на уроки!» -- осадил себя Канамэ и облизнувшись направился в ванную.

Зэро стоял перед дверью в комнату Курана и не мог решить стучать в нее или, плюнув на все пойти спать. Дежурство прошло без происшествий, но время пролетело нереально быстро. И каждый мерный рывок стрелки приближал неизбежное.
-- Кирию, как долго ты собираешься стоять там, если я и дальше не буду обращать на тебя внимание? – раздался из-за двери насмешливый голос вампира. От неожиданности парень вздрогнул и, прошипев что-то неприличное открыв дверь, вошел в комнату.
Канамэ стоял возле стола и рассматривал бокал с фальшивой кровью, глаза горели красным.
«Опять?» -- пришла в голову мысль навевая непрошенные воспоминания, но страж быстро отбросил ее.
-- Ты хотел меня видеть, Куран? – холодностью голос стража мог поспорить с северным полюсом.
Глава общежития был весь вечер в приподнятом настроении. Вампиры приятно удивились, когда на уроки Канамэ пришел с широкой улыбкой и радостными глазами. Все гадали что же произошло, и только слегка бледный Ханабуса немного догадывался о причине веселья. Честно сказать, его даже и не наказали толком за те хулиганства что он творил вместе с фанатками из «дневного класса» в течении недели. Просто конфисковали все фотографии и прочие мелочи. То, что он увидел в саду, немного расставило все на свои места. И теперь стало понятно, что Канамэ тогда сломал ручку не, потому что ЮУКИ обнимала Зэро, а потому что Юуки обнимала ЗЭРО.
Так и не получив ответа на свой вопрос Кирию начал заводиться:
-- Так что за там за фигня с переводом?
-- А что не так? Ты – вампир, а значит должен учиться в «ночном классе», что не понятного? – голос Канамэ был тверд и спокоен. Хотя на самом деле ему хотелось засмеяться, глядя на вытягивающееся лицо стража. В последнее время ему стало нравиться слегка поддразнивать парня. Тот так бурно на все реагировал. Вот и сейчас…
Сжав кулаки и слегка зарычав, парень повернувшись лицом к двери, бросил:
-- Я пошел отсюда! – но остановился услышав тихий смех.
-- Ты такой забавный, когда злишься, волчонок! – Канамэ сделав пару шагов, оказался у него за спиной и, обняв, крепко прижал к себе ткнувшись носом в шею.
-- Я уже говорил тебе, я – не волчонок! – на смену носу пришли ласковые губы и  шаловливый язычок. Парня бросило в дрожь.
-- Волчонок, самый настоящий! Дикий, беспризорный и скучающий по ласке… -- смешок и горячее дыхание опаляющее раковину уха.
-- Почему именно волчонок? – Зэро не заметил что голос его стал хриплым, а сам он откинул свою голову Канамэ на плечо, подставляя нежное ушко под поцелуи.
-- Потому что ты уже не щенок, но и до волка еще не дорос. – легко прикусив мочку вампир начал играть с ней языком заставляя парня тихо постанывать от удовольствия. Руки тоже не лежали на одном месте. Они неторопливо расстегнули пуговицы на пиджаке, и, теперь поглаживая открывающиеся места, легко стягивали его с парня.
Кирию почувствовав, что его начали раздевать напрягся и попытался высвободиться из хватки Курана. Пелена желания медленно таяла перед глазами. Все-таки вывернувшись из объятий, Зэро повернулся лицом к Канамэ.
– Я не хочу…
– Я знаю, – мягко сказал тот, властно притягивая парня в объятия. – Но ты будешь…
Прижимая стража за талию к себе одной рукой, вторая рука вампира легла ему на затылок, запутываясь в серебряных волосах. Почему-то Зэро казалось, что с ним обращаются, как с дешевой проституткой. Он с отвращением сбросил с себя его руки.
– Не трогай меня! – Холодно сверкнув глазами, оскалился парень.
Канамэ слегка растерялся, затем крепко схватив за плечи, пристально посмотрел на него.
– Вот как! Значит, ты собираешься продолжать игру? – резко спросил он. – Сколько, по-твоему, я могу терпеть?
-- Какую игру, придурок? Отстань от меня! Что ты ко мне прицепился? Я не шлюха что б тискать меня каждый раз, когда захочется! – Зэро разрывали противоречивые чувства. С одной стороны ему хотелось остаться, но с другой стороны было понимание того что надо уйти. – Я ненавижу тебя и тебе подобных! Вы только и делаете, что играете всеми, кто подвернется под руку! Я не хочу быть твоей игрушкой! Так…
Но договорить ему помешали губы Курана. Легкий, невесомо нежный, отвлекающий внимание, короткий, поцелуй и жаркий шепот в ухо.
-- Тшшш… тихо малыш успокойся. И как ты додумался до такого? – смешок, мягкий поцелуй и нежные руки, поглаживающие спину. Зэро ткнулся носом куда-то в район его ключицы, пряча покрасневшее лицо. Весь этот месяц на него тяжким грузом давили какие-то не понятные ему чувства, желания, мысли… Он очень уставал из-за дежурств и зачетов. И вот теперь это выплеснулось в легкой истерике в комнате вампира.
Продолжая поглаживать спину парня, Канамэ раздумывал над его словами. Он никогда не относился к Зэро как к шлюхе. Как к игрушке – возможно. Но в какой-то момент он понял, что этот волчонок стал для него чем-то большим. Его хотелось тискать и целовать, ласкать и баловать, защищать и оберегать… Даже Юуки как-то незаметно отошла на другой план. О ней он заботился просто по привычке…
Разжав объятья, Куран подвел Кирию к дивану. Присев он дернул парня на себя, усаживая его к себе на колени и опять заключая в кольцо рук. Оказавшись в таком непривычном положении, Зэро покраснел и попытался встать, но вампир очень быстро и умело вовлек его в страстный глубокий поцелуй. Лизнув в уголок рта, мелкими легкими поцелуями прошелся до виска, лизнул, и вернулся обратно ко рту. Поддавшись искушению, парень обвил руками шею чистокровного, запуская пальцы ему в волосы. Канамэ снова приник к его губам. Его язык словно существуя отдельно от него, занимался любовью с его ртом. Умело преодолев слабое сопротивление, он двигался ритмично, страстно, обладая им и доводя до полного экстаза. Руки Курана сжали его талию, а затем двинулись выше и наконец, достигли груди. Канамэ начал ласкать грудь стража, непрерывая поцелуя и глотая его стоны. Он не касался его кожи – рука лежала поверх рубашки, и мягкое трение ткани о нежное тело наполняло парня огнем. Соски напряглись, и вампир затеребил их большими пальцами.
-- Что… ты… со мной… делаешь…? – прохрипел Зэро, прогибаясь и нетерпеливо ерзая на коленях главы общежития. От этих телодвижений и этого хриплого голоса по телу Канамэ пошла дрожь. И уже не очень соображая, что делает, он, положив парня на диван навис сверху.
-- Хочу тебя… -- то ли прошептал, то ли выдохнул он. – Всего и навсегда.
Зэро попытался сфокусировать взгляд, горящий от желания, на Канамэ. Руки сами собой легли на грудь вампира и, подобравшись к пуговицам на рубашке, начали их торопливо расстегивать. Куран усмехнулся.
-- Тише… Не торопись… -- прошептал он склоняясь над стражем и целуя его в шею.
Чистокровному понадобилась вся его хваленая выдержка и самообладание, что б не сорваться на насилие. Весь месяц ему снился Кирию в самом непристойном, но очень приятном виде. И теперь заполучив его, вампир хотел насладиться этим сполна.
Аккуратно и очень медленно пуговица за пуговицей расстегивал он рубашку парня. Губы неотрывно следовали за руками. Добравшись до твердой горошины соска, лизнул, а затем подул на него, заставляя парня под ним дрожать и судорожно хватать ртом воздух. Перехватив руки Зэро, метнувшиеся к его волосам, глава вампиров прижал их к дивану над головой стража. Опять вернулся к его груди. Втянув сосок в рот и с несильно сжав губами, принялся интенсивно его посасывать, быстро обводя и теребя языком. Взвыв от наслаждения, Кирию дернулся, так что чуть не сбросил обоих с дивана. Парень изо всех сил пытался освободить руки, дергаясь в стальном захвате Курана. Он чувствовал, что сойдет с ума, если не обнимет, не погладит, не прижмет к себе.
-- Отпусти! – приказ, переходящий в мольбу.
-- Разве тебе не нравиться?! – спросил Канамэ, проделывая теже действия со вторым соском. Голова парня, словно в горячке, перекатилась по подушке.
-- Ты – дьявол! – шепот переходящий в шипение. В душе парня поднялся ураган чувств и теперь набирал обороты. В низу живота -- удовольствие на грани боли. Казалось, что если ничего не предпринять в ближайшее время, то Зэро просто взорвется.
-- Я знаю! – хихикнул в ответ вампир, проводя влажную дорожку от груди до ямки пупка и медленно погружаясь в него языком. Кирию задохнулся и выгнулся, стараясь прижаться к Курану как можно ближе. То, что у него свободны руки страж как-то не обратил внимание. Играясь с пупком, Канамэ быстро расстегнул ремень брюк и стянул их вместе с нижним бельем Зэро. Рука легла на возбужденную плоть и нежно лаская, прошла по всей длине. Большим пальцем он мягко потер головку и легонько сжал в руке ствол. Кирию запрокинув голову, вскрикнул и застонал. Поднеся пальцы второй руки ко рту парня, вампир приказал:
-- Оближи.
Не очень соображая, что происходит, страж тут же подчинился. Схватившись за запястье, Зэро прошелся языком по всей длине пальцев и, лизнув между ними, услышал приглушенные стоны чистокровного. Подстегиваемый этими стонами он взял в рот сразу три пальца, посасывая и поглаживая их бархатным язычком. Стоны тут же перешли в шипение.
-- Не так по блятски, волчонок… -- прошипел Канамэ, отнимая ото рта руку и втягивая парня в страстный поцелуй. Прикусив нижнюю губку, он слегка потянул за нее, посасывая и облизывая. Из-за этого отвлекающего внимания маневра Кирию даже не заметил первого проникновения. Пошевелив в нем пальцем, вампир начал вводить второй вместе с тем углубляя поцелуй. Зэро почувствовав небольшую боль, сильнее прогнулся в пояснице и заерзал, но тут пальцы опять пошевелились и зацепили какую-то точку внутри. Боль мгновенно забылась, сменившись наслаждением. Ножки раздвинулись шире, облегчая доступ. Еще немного подвигав взад-вперед пальцами растягивая парня, вампир убрал руку. Торопливо стянул с себя брюки, устроился между ног, закинув их себе на талию. Несильно толкнулся в заветную розеточку головкой своей плоти, давно сочившейся смазкой и начал осторожное вторжение.
Возбуждение таяло как туман на ветру. Наслаждение сменилось разрывающей болью. Зэро попытался отползти, но Канамэ крепко прижал его к дивану.
Войдя на четверть, вампир почувствовал, что парень пытается сбежать. Поэтому он надавил ему на плечи, мешая пошевелиться и, замер сам, давая время привыкнуть.
-- Тшшш… Успокойся. Это больно только в первый раз, а потом будет хорошо… будет сладко… -- фраза сказанная зовущим шепотом лишала сопротивления, расслабляла мышцы. Почувствовав, что парень расслабился чистокровный тут же вошел до половины.
Жарко дыша в ухо стража, глава общежития сдерживался из последних сил. Волчонок… теперь уже ЕГО волчонок был так восхитительно горяч и узок, что от этого крышу рвало напрочь. Лизнув и ущипнув губами мочку уха, вампир начал покрывать шею горячими сводящими с ума поцелуями. И войдя полностью, остановился.
Зэро не мог понять нравиться ему то, что делал его враг, (хотя какой он теперь враг?), или нет. С одной стороны были боль и дискомфорт там, где спина перестает быть спиной, а с другой стороны жаркие ласки и нежность с которой его брали. Когда Куран начал осторожные движения пальцы Зэро легли ему на плечи и сжались, оставляя синяки, но тут вампир немного сдвинулся и поменял угол. Стоны боли начали постепенно превращаться в стоны удовольствия.
Канамэ и сам уже давно стонал, а сейчас – ему хотелось просто кричать от восторга. Двигаясь все уверенней и сильнее, пальцы сомкнулись на возбужденной плоти парня, двигаясь все резче и одном ритме с телом. Кирию закусив губу, пытался сдерживать вскрики и стоны – получалось плохо. А Куран еще никогда не испытывал таких острых ощущений, как сейчас, когда лежащий под ним парень бьется как в бреду.
-- Еще… сильнее… -- простонал страж, на что вампир, ответив ехидной ухмылочкой, заставил себя замедлить и уменьшить темп. Почувствовав что чистокровный начал останавливаться, Зэро чуть не расплакался, двинулся ему навстречу, извиваясь и крепко сжимая ногами талию. Канамэ был приятно удивлен таким ответом, и дальше какое-то время они двигались в медленном, ленивом, темпе. Но вскоре темп стал опять увеличиваться и, когда парень был на грани, вампир его укусил. Прокусив ему шею, Куран сделал пару глотков и сам сорвался в оргазм следом за стражем.
Тело сотрясла сильная дрожь, выгибая его дугой, словно в эпилептическом припадке, а перед глазами кружилась вселенная и танцевали канкан звезды. Жадно глотая воздух, они лежали в обнимку, друг на друге.
Первым в себя пришел Канамэ. Поднявшись, он взял на руки парня и потащил его в душ. Кирию не сопротивлялся. Для себя он решил, что сейчас он немного уставший для каких либо действий, а потому бесстыдно висел на шее Курана пока тот, лаская, смывал с них пот и вытирал полотенцем. Закутав парня в большое банное полотенце, вампир опять поднял его на руки и отнес в спальню, где рухнув на большую кровать, они так и заснули, не разжимая объятий.

Проснулся Куран от громкого кашля вперемешку с нервными смешками. Открыв глаза, Канамэ имел возможность наблюдать смущенного и кашляющего директора Кросс.
-- Директор, что вы здесь забыли? -- недовольно спросил сонный вампир, бережно закутывая Зэро в сползшее одеяло.
Кайен видя, что его заметили, с нервным смешком ответил.
-- Стража! Стража, я здесь забыл! Между прочим, у него сегодня зачеты по философии и японскому! Были… часа два назад…
-- А в чем проблема?! – глава общежития никак не мог понять претензии Кайена по поводу пропущенных зачетов его волчонком.
-- А проблема в том, что Юуки никак не может его найти и поэтому собирается заглянуть сюда. – спокойно сказал Кросс, присаживаясь на край кровати. Зэро во сне завозился, переворачиваясь на другой бок. Канамэ тут же его нежно обнял, целуя в висок и прижимая к себе.
-- Я так понимаю, ты его не вернешь? – глядя на эту сцену, без особой надежды на положительный ответ спросил Кайен Кросс.
-- Вы правильно понимаете директор. Не верну и не отдам… никому… никогда… Так что оформляйте его перевод в «ночной класс» и заселяйте в лунное общежитие, можно прямо ко мне.
-- А больше ты ничего не хочешь? – спросил проснувшийся Кирию, впрочем, из объятий он вырываться не стал, а наоборот прижался еще крепче, незаметно лизнув вампира в шею.
-- Я тебе уже как-то говорил – ты обязательно узнаешь все мои желания… -- очень нежно прошептал Куран и, обратившись к мужчине попросил. – Директор, не могли бы вы оставить нас. Ближе к дежурству я его к вам ненадолго отпущу, обещаю.

-- Ну и молодежь пошла!!! – шокированный директор стоял возле двери комнаты, которую только что покинул. Из нее уже слышались приглушенные стоны и вскрики.
-- Добрый день, директор Кросс! – из-за спины мужчины вышел светловолосый парень.
-- Добрый день, Такума Ичижоу! – поприветствовал его глава академии.
-- За стражем приходили?! – то ли спросил, то ли утвердил вице-президент «ночного класса».
-- Аааа… -- только и смог ответить директор. – А кто еще знает?
-- После сегодняшней ночи? Да все общежитие уже в курсе. Я так понимаю у нас новенький в классе? – серьезно спросил парень, жестом приглашая мужчину спуститься в гостиную.
-- Не знаю, Ичижоу-кун. Пусть сами договариваются.
Они только начали спускаться по ступенькам, как входная дверь распахнулась, и в нее влетел ураган по имени Юуки Кросс.
-- Папа! – начала девушка, увидев Кайена. – Куда подевался Зэро? Я с утра его ищу!
-- Ну… -- протянул директор не зная, что на это ответить. Но тут на верху лестницы появился Кирию.
-- Ну что ты кричишь! Здесь я! Что ты хотела?
От последнего вопроса девушка немного смутилась, покраснела и, зажмурив глаза, выкрикнула.
-- Ёри предложила мне встречаться! Так что мы теперь вместе! Вот!
После этих слов нервы директора не выдержали, и он упал в обморок. Ичижоу согнулся в хохоте, а Канамэ подойдя к Зэро и приобняв того за талию, сказал.
-- Ты переводишься в «ночной класс».
-- И не надейся, вампир! – ответил парень, про себя посылая все к черту и прижимаясь к своему любимому. В душе он давно знал, что весь предоставленный Кураном выбор – лишь иллюзия. И его «обсуждения» были шагом… шагом к нему…
Ведь недаром говорят от ненависти до любви всего один маленький шаг.

P.S.
Когда Куран приносил отчет директору то, проходя мимо комнаты Юуки, он услышал нечто подозрительное. Тихо заглянув в комнату, чистокровный обнаружил двух целующихся девушек.
«Как все удачно складывается» -- подумал вампир и пошел соблазнять Зэро.



КОНЕЦ.